История Амторга

Начнем сдалека… Формально получастное акционерное общество и американская корпорация «Амторг» заняла уникальное положение на рынке в качестве единственного покупателя для коммунистического государства. Несмотря на то, что официально он не представлял Советское правительство , он контролировался Народным комиссариатом внешней торговли и до установления дипломатических отношений между США и СССР в 1933 году служил де-факто торговой делегацией и квазигруппой. посольство.

История

Амторг обрабатывал почти весь экспорт из СССР, в основном пиломатериалы, меха, лен, щетину и икру, а также весь импорт сырья и оборудования для советской промышленности и сельского хозяйства. Он также предоставлял американским компаниям информацию о торговых возможностях в СССР и снабжал советские предприятия техническими новостями и информацией об американских компаниях. Первая штаб-квартира сначала была расположена на Манхэттене, на Бродвее, 165. После 1929 года он располагался на Пятой авеню, 261, с несколькими филиалами, включая в разное время Чикаго, Детройт, Лос-Анджелес, Сан-Франциско и Сиэтл.

С 1927 по 1930 год под руководством Саула Брона и Петра Богданова Амторг превратился в крупное коммерческое предприятие с более чем 100 сотрудниками. В течение этого периода становления Амторг очень внимательно относился к устранению любых юридических препятствий с помощью ведущей нью-йоркской юридической фирмы Томаса Д. Тэчера . Основным финансовым консультантом и банкиром Амторга в то время был .

Амторг был особенно полезен для СССР при заключении контрактов с крупными американскими компаниями, такими как Ford Motor Company , General Electric , International Harvester , Albert Kahn, Inc. , Хью Л. Купер , Артур Г. Макки ( фр. ), Freyn Engineering , DuPont. de Nemours , Radio Corporation of America и более сотни других компаний в течение первой пятилетки , воспользовавшись отчаянным состоянием американской экономики во время Великой депрессии . В свою очередь, американские предприятия, озабоченные сохранением работы своих заводов, стремились выйти на обширные советские рынки, несмотря на продолжающиеся предупреждения Государственного департамента США о том, что из-за отсутствия дипломатического представительства в СССР правительство США не может чтобы обеспечить безопасность американцев, ведущих там бизнес, и любые компании, ведущие такой бизнес, «должны делать это на свой страх и риск».

Согласно некоторым источникам, до установления дипломатических отношений между двумя странами в 1933 году Амторг служил прикрытием для операций ГРУ / ОГПУ ( советской разведки ) в США. Однако российский историк профессор М.Ю

Мухин (Институт российской истории Академии наук Российской Федерации) утверждает, что в тот период Амторг был слишком важен для Советов как единственное советское торговое агентство в США, и его основное внимание было сосредоточено на получении кредита и ведении торговых и технических переговоров. — контракты на помощь, и этот систематический сбор разведывательной информации Советами в США фактически начался после того, как президент Франклин Д

Рузвельт признал Советы в 1933 году, что позволило им создать постоянное посольство в Вашингтоне, округ Колумбия.

Соглашение Николы Теслы — от 20 апреля 1935 г.

Между Николой Тесла и корпорацией Amtorg Trading было соглашение , как следует из обнародованных несекретных архивов ФБР (часть 1, стр. 185). Содержащийся в экстракте Тесла согласился предоставить планы, спецификации и полную информацию о способе и устройстве для производства очень мелких частиц в трубке, открытой для воздуха, для увеличения заряда частиц до полного напряжения на высоковольтном выводе. и для проецирования частиц на расстояния в сотню миль и более. Максимальная скорость частиц была указана как не менее 350 миль в секунду. Получение гонорара в размере 25000 долларов за это раскрытие было подтверждено Никола Тесла и А. Бартаняном из Amtorg Trading Corporation.

Во время Второй мировой войны Амторг управлял потоком военных поставок в Советский Союз, включая вооружение, сырье, продукты питания и обмундирование, в рамках программы ленд-лиза .

По словам Павла Судоплатова , одна из пяти шпионских группировок, нацеленных на США за секреты атомной бомбы, базировалась в Амторге в Нью-Йорке.

Окруженный непрекращающимися спорами, Амторг пережил холодную войну, но не пережил распад Советского Союза , тихо исчезнув в 1998 году. Его последний адрес находился на 86-м этаже Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

«Окружение Амторга спекулянтами»

Нарком тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе, которому Пятницкий передал документы, 13 января 1930 года поручил отправляющимся за океан высокопоставленным сотрудникам наркомата провести проверку Амторга.

«Этого мало,— написал ему Сталин.— Надо, чтобы сделал поручение ЦК. Поставить вопрос на ПБ».

Вопрос на Политбюро обсудили, Наркомат рабоче-крестьянской инспекции СССР провел проверку, но потом не раз откладывали рассмотрение ее итогов. В принятом 20 августа 1930 года решении говорилось:

«1) Отметить, что сообщенные ЦК ВКП(б) сведения о значительных переплатах по нефтяным заказам в Америке в результате произведенного НК РКИ СССР обследования подтверждаются. Это обследование подтверждает также, что значительные переплаты имеют место и по ряду других заказов.

2) Констатировать, что основными причинами переплат являлись:

а) неудовлетворительное состояние аппарата Амторга и в частности неприспособленность его к размещению крупных заказов — почти полное отсутствие в аппарате технически грамотных сотрудников и недостаточная квалификация коммерческих работников, отсутствие надлежащего руководства работой аппарата со стороны правления Амторга, наличие в аппарате чуждых и продажных сотрудников;

б) отсутствие практики по составлению предварительных калькуляций о стоимости заказываемого, слабая проработка технических спецификаций и совершенно неудовлетворительное изучение рынка;

в) отсутствие серьезной борьбы за снижение цен и использование в этих целях европейской конкуренции;

г) спешность в размещении заказов, диктуемая хозорганами, и отсутствие со стороны Амторга надлежащего сопротивления в интересах правильного размещения заказов;

д) все еще продолжающееся окружение Амторга спекулянтами типа Шермана, 3айда, Гомбарга, а также тот факт, что значительное количество американских инженеров, привлекаемых к техпомощи и проектировке, превращается в скрытых посредников между фирмами и Амторгом».

Были приняты и различные рекомендации по улучшению работы Амторга, среди которых выделялась одна:

«Считать необходимым пересмотреть распределение заказов на оборудование по странам с тем, чтобы сократить количество заказов в Америке, оставив в Америке заказы на исключительно специфическое, отвечающее новейшей американской технике, оборудование».

Все госорганы призвали помогать Амторгу и контролировать его работу. Ни слова о возмещении переплат или наказании за них в решении Политбюро не оказалось.

Много позже и по другому поводу — о неудачных советских фильмах — Сталин сказал: «Плакали народные денежки». В годы индустриализации они рыдали горючими слезами.

«Эти инженеры еще не инженеры»

Однако самым неприятным было то, что Советский Союз мог избежать проблем и получать высококачественное оборудование. Для этого и существовали проверочные испытания, для наблюдения за которыми в Германию отправлялись советские специалисты, чьей обязанностью было обнаруживать неисправности и обязывать компанию их исправлять. Но на деле, как писал Ганев-Розолинов, ситуация была совершенно иной:

«Во время испытаний предписания правил испытания электрических машин зачастую грубо нарушались. Заботились лишь о том, чтобы внешне машина производила благоприятное впечатление, так как русские приемщики ничем другим не интересовались».

В отчете приводилось несколько конкретных примеров:

«2–3 мотора с отдельными машинами для производства 2000 киловатт… предназначены они были для бумажной фабрики в окрестностях Ленинграда.

а) Испытание обмотки было произведено не по §50 правил испытания электрических машин, а при напряжении наполовину меньшем, чем необходимо. С течением времени я установил, что один из этих моторов имел чрезвычайно плохую изоляцию. И при испытании тотчас же после включения замечались искры, которые могут появляться лишь при превышении нормального напряжения на 20%. Представитель СССР приемщик машин ограничился лишь тем, что по своим часам наблюдал, выдерживает ли машина испытание в течение определенного времени и не начнет ли она дымиться.

б) При измерении сопротивления… инженер со стороны СССР, принимавший заказ, только физически присутствовал при испытании и никакого интереса к делу не проявлял.

Однажды по поводу запроса о каком-то дефекте заведующий производством в отделе заказов АЭГ на Брунненштрассе г. Фоненгардт сказал только:

«Русские — круглые невежды, но это не имеет для нас значения. Эти инженеры, которые приезжают сюда, по-моему, еще не инженеры или, по крайней мере, не электротехники»».

Похожая ситуация была с мощным генератором для Донбасса:

«Принимал машину какой-то другой инженер, но он также не дал себе труда все основательно проверить».

Писал Ганев-Розолинов и о том, что равнодушие советских приемщиков было не вполне бескорыстным:

«В Бюро отделения по испытаниям считалось, что у всех предназначаемых для России машин не может быть никаких дефектов. Что все они безупречны. На «смазывания» по всем направлениям не скупились».

Заканчивался отчет пессимистично:

«Я сам проверял многие небольшие моторы от 150 до 500 киловатт и констатировал их низкий коэффициент мощности, против чего немецкие заказчики обычно серьезно возражают…

К сожалению, я не могу описать всех подробностей, это составило бы целую книгу.

Как специалист, я твердо убежден, что все поставленные АЭГ машины и приборы через короткое время придут в негодность, как, например, машины с т. н. двойной обмоткой, впервые поставленные в Россию и которые также подвергались испытанию. Поставка приборов по частям в разное время приведет к тому, что присланные части не будут отвечать своему назначению».

«По опыту своей работы в Соединенных Штатах знаю, что русские заказы всегда производились наиболее небрежно»

В искренности Ганева-Розолинова можно было бы усомниться. Болгарского гражданина, симпатизирующего германским коммунистам, к моменту написания отчета уже уволили из АЭГ. Но новое импортное оборудование на советских предприятиях действительно выходило из строя. А один из получателей отчета — член Президиума ЦКК и нарком юстиции РСФСР Н. М. Янсон, долго живший в Соединенных Штатах,— 2 июля 1928 года писал Сталину:

«Я полагаю, что было бы весьма полезно произвести хотя бы на выборку — проверку работы наших технических приемщиков в Германии. По опыту своей работы в Соединенных Штатах знаю, что русские заказы всегда производились наиболее небрежно, и это отношение, весьма вероятно, продолжает существовать и теперь, особенно если наши приемщики небрежны или невежды».

Оцените статью:
Оставить комментарий
Adblock
detector